Драматург комментирует пьесу «Гарри Поттер и проклятое дитя»

6 декабря вышло русскоязычное издание пьесы «Гарри Поттер и проклятое дитя», лежащей в основе одноименного лондонского спектакля. Она рассказывает о приключениях Альбуса Поттера — младшего сына Гарри, — его непростых отношениях с отцом и неожиданной для всех дружбе с наследником Драко Малфоя Скорпиусом.

Хотя книга входит в официальный канон поттерианы, над ней работала не Джоан Роулинг, а драматург Джек Торн и режиссер Джон Тиффани. Неоднозначные реакции вызвал не только перевод Марии Спивак, но и само произведение: так, литературный критик Галина Юзефович назвала сюжет Торна и Тиффани «очень неудачной историей». По просьбе The Village книгу прочла и прокомментировала драматург Люба Стрижак, автор пьес, идущих в «Гоголь-центре» и театре «Практика».

ЛЮБА СТРИЖАК

драматург

 

Общая мысль пьесы такова: принимая несовершенство жизни, мы принимаем и несовершенство самих себя. Чтобы донести свой месседж, авторы заставили героев путешествовать во времени и менять его ход в попытках исправить прошлое — очень зря. Когда ты пишешь о путешествиях во времени, тебе не избежать логических несостыковок, непременно появятся вопросы. Во-вторых, мы не успеваем как следует погрузиться в альтернативную историю мира Гарри Поттера и знакомимся с ней лишь поверхностно — хотя теоретически это интересно.

Разумеется, для авторов одна из причин повернуть время вспять — желание вернуться к любимым героям, которых уже нет в живых. Но мне как драматургу, работающему с режиссерами и думающему о производственной составляющей, это кажется минусом: ведь эти знакомые персонажи по разным причинам будут выглядеть иначе, чем в экранизации. Может, настоящему фанату книг и плевать, кто играет, но мне нет.

В центре пьесы — отношения Гарри с сыном, но не ввести в сюжет Рона с Гермионой было невозможно. Гарри Поттер без своих друзей — это не Гарри Поттер. И все же меня расстроило, что эти персонажи не развиваются; авторы сводят их к какой-то одной функции, паразитируют на том, что и так уже известно: Гермиона умная, Рон смешной и разряжает обстановку. Если бы я писала продолжение, я постаралась бы раскрыть неизвестные, неразрешенные проблемы знакомых героев. Создатели пьесы побоялись или поленились подтолкнуть, скажем, Гермиону совершить неумный поступок. В этом смысле они занимались только Поттером. О нем мы действительно узнаем нечто новое: у него не получается быть отцом, у него накопились претензии к Дамблдору. Вот разговор Гарри с портретом Дамблдора по-настоящему меня поразил.

С новыми персонажами тоже не все в порядке. Я хорошо представляю себе Скорпиуса Малфоя: как он выглядит, как говорит, какой актер мог бы его сыграть. Он умный, смешной, и в нем есть тайна. А вот Альбуса Поттера я не представляю. У нас есть причины симпатизировать Скорпиусу, но нет причин симпатизировать Альбусу.
В определенный момент авторы позволили младшему Малфою сделать правильный выбор и завоевать нашу любовь. У младшего Поттера таких моментов нет, хотя я вижу, где они были возможны. Единственное, что заставляет меня сопереживать этому персонажу, — его проявляющаяся временами тяга к приключениям.

Пьеса сделана по классическим лекалам. Протагонист — аутсайдер, это старая технология, простейший способ создать конфликт героя с обществом. История взросления — тоже классическая штука. Плюс, конечно, традиционный конфликт отцов и детей. Правда, здесь он получает неожиданное развитие, и это, пожалуй, главное достоинство пьесы. Альбус и Гарри не видят, как они похожи друг на друга, потому что каждый ждет, что другой будет следовать стереотипной роли отца или сына.

Меня больше всего заинтересовал актуальный для нашего времени вопрос коммуникации. Главным героям все вокруг постоянно твердят: «Вы друг друга не слышите». Что интересно, эта проблема до конца не исчерпывается: я ждала, что пьеса кончится примирительными объятиями, но этого, к счастью, не случилось.

The Village

Коментарии